Фантастическая сказка о том, как на южнокорейской фабрике грез распилили 32 миллиона американских долларов. Распил неловко прикрыт лажовой легендой про драконов, ибо корейцы верят: этот символ так могуч, что прикроет и не такое. 

Режиссер Хэн Рэ Сим даже сценариста не брал — сам сочинил на узком голубом глазу следующий древний миф. Каждые пятьсот лет в мире рождается девушка, способная превратить змея в дракона, ужа — в ежа, простака — в мудака, институтку… ну и так далее. Для этого у нее есть юичжу. Что это, легенда железобе гонно молчит, но намекает: оно — в девушке, и растет вместе с ней. В общем, «у моей малышки есть одна маленькая штучка!».

Живущий на небе змей добра хочет заполучить юичжу, чтобы творить добро. Змей зла — чтобы чинить зло. То есть оба спят и видят, как распотрошить девушку. Но зрителям предлагается, конечно, болеть за добро. Настало время осуществить судьбу! Я доступно излагаю?

В 1507 году юичжу было вставлено в очередного носителя, девушку Нарин. Чтобы ценный гаджет не затерялся, ее пометили родинкой в виде дракона. Силам зла этого было достаточно. А вот скуповатые силы добра на всякий случай еще приставили к девчонке стражу: старца и мальца, Бучана и Харана. Старец с помощью боевых искусств делал из мальца молодца, а тот учил Нарин отличать девочку от мальчика.

Парочка подросла, стала строить планы на жизнь и обсуждать, где они поставят комод. Но старый хрыч испортил всю малину. Он привел Харана к морю, в котором плавал здоровый шланг, и сообщил, что это змей добра. Когда Нарин исполнится 20 лет, шланг соединится с ее юичжу и оба вознесутся на небо. В мире сразу станет хорошо. Так что комод покупать не надо.

Да, поедание собак не проходит зря для серого вещества — задвинутые легенды у этих корейцев.

Молодцу план не нравится, однако. Он убежден, что его собственный шланг, хоть и в сотни раз меньше, принесет девушке больше добра. А на мир во всем мире ему наплевать. Но пока старец увещевает парнишку не дурить и принести бабу в жертву человечеству, зло уже двинулось в деревню в надежде прибрать девушку с наворотами к своим потным лапам.

Его несметные войска — рыцари в пластмассовых доспехах и их приспешники -бронтозавры, ихтиозавры и стегозавры, на спинах которых установлены реактивные переносные системы «Град». Зло покрывает деревню ковровыми бомбардировками.

Что в это время делает добро? С кулаками спешит на помощь? Отнюдь. Продолжая прикидываться шлангом, оно поспешно залегает на дно в надежде, что проблема рассосется.

Словно гордые поляки с мечами против танков вышли на бронтозавров корейцы с коваными алебардами. Но что чугун против пластмассы! Алебарды ломаются о доспехи как спички. Злодеи рвут на деревенских девках тельняшки и находят ту, что помечена драконовской родинкой.

Чтобы Нарин с Хараном успели убежать, старый Бучан показывает рыцарям, что такое Путь Танской Руки. Не помогает. Он демонстрирует стиль Мудрого Чонжуанского Колена и Хитрой Чосонской Пятки. Но и здесь терпит неудачу. И тогда старый мастер прибегает к секретному запасному приему: стилю Ня г-нам — и обрушивает на врагов всю мощь дыхательных практик. Бывалый воин не зря никогда не чистил зубы: враг столбенеет и не решается двинуться дальше.

Увы — любовной паре не видать счастья. Продолжив спор о комоде на краю утеса, они случайно падают в море. Девушку потянул на дно тяжелый юичжу. А парень утонул просто так, за компанию.

Казалось бы, тут и корейской сказке конец. Но к этому моменту Хэн Рэ Сим распилил только четверть бюджета. Маловато, чтобы спонсоры не полезли смотреть, на что ушли остальные тугрики. Поэтому мудрый Хэн Рэ Сим пустил легенду по второму кругу — секонд-хэнд в условиях Лос-Анджелеса.

«Тварь проснулась! Весь город обречен!» — вопит длинноволосый индеец. Это он про Хиллари Клинтон? Нет! Пророк видит, что скоро на Америку посыпятся корейские змеи добра и зла. Ибо любовная парочка уже реинкарнировала: крепенький корейский парнишка — в хлипенького метросексуального репортерика Итона, а бойкая корейская девушка — в гормознутую гламурную блондинку Сару.

В детстве Итон случайно оказался в антикварной лавке Джека. Пока его папа пытался всучит ь хозяину картонный ножик, утверждая, что это фамильная реликвия, которой больше ста лет, мальчик шлялся по лавке. Вдруг на него сработал ларец: рыгнул в его сторону голубым ипритом. Однако плохо не мальчику, а хозяину лавки. Хрипя, тот посылает папашу в аптеку: «Скажите им, нужна трава для Джека, они знают…» Стоит папаше убежать, как хозяин лавки бодрым педофилом вскакивает со стула.

«То, что ты увидел, было не ипритом, а чешуей змея, — популярно разъясняет он ребенку. — Наконец-то я нашел тебя. Я Бучан, а ты Харан. Скоро злой Бураки вернется, чтобы исправить ошибку. Это твой второй шанс защитить юичжу. Ее зовут Сара, и у нее будет знак. В день двадцатилетия ты должен увести ее в великую пещеру».

Да, если он без травы несет такую ахинею, то что скажет, когда дунет?

В общем, мальчик рос не просто так, а с миссией. Стал тележурналистом, увидел, что посреди города эксперт расчищает кисточкой гигантскую чешуину, и понял: пора искать Сару.

Девушка увидела его по зомбоящику и поняла, что нашлась. Но — молчит в тряпочку. Вырвала страницы из книжки, развесила по стенке. Сама сидит на диване, юичжу свое пестует. Ночью девушке не спится: чешется драконья родинка. Куда в таких случаях надо звонить? Венерологу, наверно. Но Сара, как истинная американка, способна запомнить лишь один номер — службы спасения. Уж спасли так спасли: благодетели в зеленых жилетах мигом
водворяют реинкарнантку в психушку. А гам гоже еще те специалисты: родинку принимают за инфекцию и закрывают Сару на карантин. Идиоты! Ведь девушка выкрикивает такие конкретные пророчества: «Произойдет что-то ужасное. Этого даже представить себе нельзя!» Почему люди глухи к ним?

Между тем в зоопарке компьютерный змей освежевал трех нарисованных слонов. Затем он ринулся к Сариному местожительству и схрумкал там ее подружку. Правда, с зубами за пятьсот лет дела обстоят уже не так хорошо: недожеванная девушка выпадает у змея изо рта, чтобы красиво помереть в бассейне, и вид у нее вполне товарный. Змей обвивает небоскреб — больницу, где заточена Сара, но и тут никто не удивляется. Лосанджелесцы ко всему привыкли: может, это реклама или перформанс авангардистов. Только когда подслеповатый гад сует башку в окошко — мол, где же ты, моя любимая, -жители понимают, что пришло время X.

Все начинают бегать с криками: «Послушай, у нас очень мало времени». Министру обороны докладывают, что по городу ползает рептилия, ищет девицу. Министр обороны не зря учился в своих пентагонах. Он дает приказ а) найти девчонку, б) найти рептилию. Но гламурный журналист находит Сару раньше. Они бегут по городу таким галопом, что даже странно, как из девушки юичжу не выпадает.

Побег и есть сюжет второй половины фильма. Пара удирает то на машине, то пехом, то на вертолете. Под колеса им периодически падает злой человек в шипа-стом и молоткастом плаще, говорящий стереоголосом. На вер толете повисаю т птеродактили. Мезозойское войско сил зла уже гут, со своими ракетными установками. Против него кинута армия США.

Змей зла ведет себя загадочно. Он струится за парочкой со скоростью 500 км в час: машины обгоняет, а беглецов — нет. Еще момент: гранатометы ему нипочем, а вот табельные полицейские пукалки почему-то вводят в оторопь.

Теперь уже Сару ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы в нашей столице. Ищут давно и не могут найти, ибо Итон поволок ее к профессору по снам: вспомнить все. Там девушка ведет себя адекватно: видит себя кореянкой, воспаряет над кроватью и светится. Это юичжу завелся автоматически. Надо было поставить на ручник.

Теперь уже весь мир ополчился против Великой Любви. Реинкарнировавший Харан внушает нерадивому ученичку, чтоб отдал девушку змею добра вместе с сипулькой — и чики-пики, мир спасен. Харан не согласен — и любовный паркур по Лос-Анджелесу продолжается. Небо уже засижено птеродактилями, как обои — клопами. Они берут в «коробочки» вертолеты, пикируют в лобовую. На стегозавров двинули танковый корпус. Его атакуют всадники на ихтиозаврах, поддержанные пехотой. Пу-пу-пу! Бум-бум-бум! Бряк-бряк. Тр-р-р! Ощущение, что кадры тупо гоняют по кругу. Этого вертолетчика уже подбивали. Мимо этой булочки мы уже проходили.

Итон с Сарой добираются до Мексики. Вся надежда — на наркокартели. Они-то вооружены посерьезней, чем армия США. Но птеродактили успевают первыми: поджигают машину огненными плевками -зло победило. В себя журналист приходит в пещере, привязанный к дереву, словно последний из могикан. Сару укладывают на алтарь, змей струится похотливо. И тут журналист вдруг начинает пылать пупком. Ярко, аж глазам больно. Он пронизывает небеса, словно лазерным целеуказателем. О чудо — рыцари распадаются на молекулы, птеродактилей разрывает изнутри в клочья, даже змей обугливается до скелета. Милый, что ж ты раньше штаны не снял?

Лишь стереозлодей невредим. С криком: «Я сам возьму юичжу!» — он движется к девушке, собираясь оторвать ей самое дорогое. Итон его убивает. Змей снова обрастает мясом. Господи, неужели все по новой? Нет! Сюжет делает новый виток. Доброму змею надоело мокнуть в море, и он пошел выяснять, кто тут девушку танцует. Змей добра внешне тюнингован точно как змей зла. Хоть бы ему бантик нацепили…

Началась великая битва. Два шланга цвета грязный металлик мочатся не на жизнь, а на смерть. Один змей победил. Какой — не понять, но девушка на всякий случай пошла ему отдаваться. Однако другой воспрянул, у него выросли рога и длинные, как у корейского мудреца, усы. Битва продолжилась. Главное, оба все время ржут как лошади. Наконец кто-то победил полностью и окончательно, о чем дал знать, блеванув синим шариком. Тут уж Сара не устояла — и кульком воспарила в небо.

Так что, победило добро? Нет — бабло. Оплеванный во всем мире (кроме Азии), насмешивший всех прокатчиков (кроме Азии), этот фильм был горячо поддержан отечественным зрителем и собрал 75 миллионов долларов. Могучая сила дракона не подкачала.