Православие, самодержавие, социализм: экс-спикер Совфеда Миронов стал монархистом?

Можно ли совместить социалистическую идеологию и идею возвращения в Россию монархии? Если вы отвечаете на этот вопрос отрицательно, то вас зовут не Сергей Миронов, вы никогда не возглавляли Совет Федерации и не являетесь лидером системной думской партии «Справедливая Россия».

Как подтвердил ТАСС один из лидеров «СР» Михаил Емельянов, в партии Миронова недавно появился новый член — известный предприниматель и общественный деятель патриотической направленности Константин Малофеев.

Емельянов также намекнул на то, что в ранге простого партийца Малофеев долго не задержится: « Пока он стал рядовым членом партии, дальше будет съезд, будем решать». По словам наших надежных источников, Малофеев станет одним из членов президиума СР, но без перспективы на лидерство и руководящую роль.

Казалось бы, такая новость может заинтересовать только узких спецов по российскому партийному строительству. Но в реальности за ней скрывается много интересного — например, начало агонии созданной на заре пути путинского правления системы придворных прокремлевских партий.

Вступление Константина Малофеева в «СР» свидетельствует об агонии системных партий

Автор: Barkovets.

Константин Малофеев — человек, чье имя пока мало что говорит широким массам населения России. Но в российских политических кругах о Малофееве ходят легенды.

Этого бизнесмена и общественного деятеля считают «крестным отцом крымской и донбасской весны», фигурой, которая сыграла теневую, но очень важную роль в начале процесса частичной дезинтеграции украинского государства в 2014 году.

Достоверно известно, что перед ссорой Москвы и Киева в бизнес- структурах Малофеева работали такие будущие ключевые участники драмы в Донбассе как Игорь Стрелков и Александр Бородай. Известно также, что Малофеев был вхож в важные кабинеты в системе российской власти. Но вот точный объем влияния «патриотического бизнесмена» и то, действовал ли он в Донбассе «по зову сердца» или откликаясь на просьбу неких своих титулованных идеологических единомышленников, остается тайной.

Зато тайной не являются политические взгляды Константина Малофеева. Вот цитата из «Идеократии» — программы, которую Малофеев ведет на основанном им канале «Царьград-ТВ»: «Демократия — это совершенно фейковый строй… При республиканской демократической форме правления процветание народа России невозможно.

А вот если Советский Союз плюс церковь и плюс монарх — будет замечательное государство… Мы православные. Это первое. Второе — мы Империя. Если мы научимся себя осознавать, во-первых, православными, во-вторых, жителями Империи — у нас все станет на свои места.

Осознание того, что Россия является Империей, дает нам лекарство от всех болезней. От болезни национализма. Потому что Империя — это не национальное государство. От болезни бюрократизма. Потому что в империи правят не чиновники, в Империи правит император».

При столь нелюбимой Константином Малофеевым демократической системе власти каждый волен придерживаться каких угодно политических взглядов. Но вот идея превращения носителя подобной идеологии в одного из лидеров партии Сергея Миронова «Справедливая Россия» по-прежнему кажется мне не очень органичной.

Нет, в плане практической политики мне как раз все понятно. Лишившись прямого путинского покровительства, партия Миронова медленно, но верно погружается в политическую трясину. У партии нет денег. Согласно злопыхателям, был даже период, когда сотрудникам аппарата «Справедливой России» некоторое время пришлось сидеть без зарплаты.

Читайте также:   BuzzFeed: минюст опубликовал вторую версию доклада по «российскому делу»

У не имеющей собственного ярко выраженного политического лица партии падают рейтинги и выборные результаты. Во время единого дня голосования-2018 ЛДПР и КПРФ сумели в нескольких регионах «обидеть» ЕР. А кому на тех выборах «утерла на нос» партия Миронова? Разве что самой себе.

Не желая полного растворения своей партии в политическом пейзаже, Миронов делает ставку на то, что однажды ему уже помогло — на объединение с другими политическими силами. Но вот можно ли скрестить коня и трепетную лань? Миронов всегда проповедовал идеалы социализма с человеческим лицом. Неужели это сочетается с идеей реставрации в России императорской власти?

Разумеется, еще до вступления Малофеева в «Справедливую Россию» политические взгляды бывшего спикера Совета Федерации претерпели очень серьезную эволюцию. В 2011 году Миронов бичевал «Единую Россию»: «Конечно, всякие исторические параллели условны. Но иногда мне кажется, что, дай вам, господа «единороссы», волю, вы бы быстро восстановили печально известную шестую статью Конституции СССР о «руководящей и направляющей». Похоже, вы подзабыли, чем в 1991 году кончилась монополия одной партии. Плохо историю помните!».

К 2019 году историю, похоже, забыл и сам Сергей Миронов. Как с удовольствием сообщил канал «Царьград-ТВ» на слушаниях в Государственной Думе в феврале этого года лидер «Справедливой России» заявил: «Те идеи, о которых взахлеб говорили еще десять лет назад — про свободу от идеологии — нас не устраивают. Носители этих идей оказались проводниками западного доминирования… Необходимо изменить Конституцию и тринадцатую статью о запрете на государственную идеологию». Иными словами, «девушка созрела»: Миронов и Малофеев перестали быть идеологическими антиподами.

Но, с моей точки зрения, на ситуацию можно и нужно глядеть шире. « Казус Миронова» — это первое зримое проявления того, что окончательно сформировавшаяся в начале путинского правления система по существу лояльных Кремлю «оппозиционных партий» вступила в фазу дряхления и полураспада.

Формально конструкция еще держится и способна поддерживать более или менее приличный фасад. Но с каждым годом за этим фасадом становится все больше трухи и все меньше реального содержания.

С помощью успешного политического маневрирования в 2018 году Зюганов сумел притормозить кризис в КПРФ и вновь подтвердить свое лидерство в партии. Но накопившиеся глубинные проблемы Коммунистической партии никуда не ушли — только временно замаскированы.

У ЛДПР ситуация еще более драматична. КПРФ без Зюганова себе представить можно, ЛДПР без Жириновского — нельзя.

«Справедливая Россия» всегда была самым слабым и неустойчивым элементом в системе лояльных «оппозиционных» партий. Поэтому ее первой и начало лихорадить. Однако, как я подозреваю, лиха беда начало.