«Сначала мы жили в комнате без окон»

 

«МК» продолжает рассказывать о жизни за рубежом наших соотечественников, которые по тем или иным причинам уехали жить в другие страны. На этот раз своим опытом с нами поделилась Юлия Гундарина, уехавшая из Нижнего Новгорода в Португалию. Сейчас она — директор Первой славянской школы в Лиссабоне. Каковы плюсы и минусы португальской жизни? Легко ли обосноваться в самой западной на Европейском континенте стране? Как дети сдают ЕГЭ? И чем португальцы отличаются от россиян?

Первое, что бросилось по приезде в Россию, это грязь: Как нижегородская учительница стала директором школы в Португалии

фото: Андрей Яшлавский
 

«Я оказалась десятым жильцом»

В Португалию я попала страшно давно: восемнадцать лет назад. Мой муж уехал сюда работать на стройку (хотя был доктором) за год до меня. Времена тогда были очень тяжелые, зарплату не платили, ничего не складывалось. И он отправился сюда поправить материальное положение. А я поехала за ним из Нижнего Новгорода, моей исторической родины. К тому времени, когда я собралась в Португалию, муж выслал мне тысячу долларов — по тем временам для меня это была просто заоблачная сумма. На эти деньги я купила билет и приехала сюда.

Муж снимал в Португалии жилье. И, поскольку должна была приехать я, он снял уже не койку, а целую комнату! Правда, комната эта была без окон. Но зато с тремя дверьми. Раньше это был холл, из которого вели двери направо и налево. Эти двери закрыли, и у нас получилась комната. И даже кровать у нас была. Это было нечто вроде коммуналки. Я оказалась десятым жильцом.

Когда я зашла в квартиру, то увидела длинный-длинный коридор, в котором по всей длине выстроилась обувь.

Смотрю на это: где это я? До последнего не представляла, как там устроена жизнь: за границу ведь ехала, вы ж понимаете!

И когда мне муж сказал, что я десятая в этой квартире, я все поняла, поставила свои босоножки в этот же ряд.

В этой комнате мы прожили месяца четыре. Но, когда я пошла на работу, мне дали ключи от квартиры, где я живу по сей день.

Отправлялась я в Португалию поначалу только на лето (я работала в школе учителем начальных классов, и у меня были каникулы), посмотреть, как он тут устроился, какие тут перспективы. Но это лето затянулось. Можно сказать, получилось вечное лето. Я тоже осталась здесь.

Конечно, были раздумья: ехать назад в Россию или остаться в Португалии? В конечном счете плюсов оказалось больше. Мало того, когда я, наконец, решила остаться, было чувство облегчения: все, уже решила и больше не дергаюсь. В общем, здесь мне понравилось настолько, что уехать домой я уже не смогла.

 

Первое, что бросилось по приезде в Россию, это грязь: Как нижегородская учительница стала директором школы в Португалии

фото: Андрей Яшлавский
 

 

«Тебя учат ловить рыбу и дают удочку, а не рыбу»

У меня в подъезде 18 квартир. И все они с незапамятных времен находятся в аренде. Но надо сказать, что жильцы в них платят по 16 евро в месяц! Это бабушки и дедушки, которые изначально жили там, у них был договор, плата не повышается, выгнать их никто не имеет права, но они не могут передать это жилье по наследству. Умирает, например, бабушка, в квартире делается ремонт, и она сдается уже, конечно, по другой стоимости — за 1000–1200 евро в месяц. Так что у этих бабушек и дедушек стимула покупать свое жилье не было. Молодежь сейчас в основном снимает квартиры, задумывается, конечно, о покупке своего жилья, но не сейчас. Купить жилье реально, но большинство моих знакомых живут на съемных квартирах. Найти жилье для аренды здесь легко, но цена будет заоблачной. Потолок моих знакомых съемщиков — 500 евро. И за такие деньги отыскать трудно. А за 700, 900, 1000 — ради бога! Хоть сейчас приходи, подписывай договор.

Что касается медицины, то здесь лучше иметь страховку, чем не иметь. К сожалению, я все никак не соберусь сделать платную страховку. Она стоит порядка 35 евро в месяц, она включает очень большой пакет. Например, сейчас я рассматриваю страховку за 70 евро в месяц, но это семейный пакет. Туда входит очень много, но без стоматологии. Но у нас есть свой стоматолог!

Если имеешь в Португалии вид на жительство или гражданство и отчисления в фонд социального страхования, то практически вся медицина здесь бесплатная. Но если надо делать плановую, не очень срочную операцию, то приходится стоять в очереди до полутора лет. Очереди в больницах колоссальные. Можно прийти туда в 11 утра и только в 11 вечера уйти.

«Кому как повезет»

Как получить вид на жительство в Португалии? Сейчас это проще, если есть контракт на работу или договор о намерениях. Для этого необходимо найти человека, который согласен договор подписать, потому что с момента подписания он становится ответственным за вас. Не все «патроны» идут на это, потому что принимать на работу нелегалов запрещено законом, но по знакомству можно. С контрактом или договором вы обращаетесь в иммиграционную службу, начинаете работать. В это время фирма, на которой вы трудитесь, запрашивает номер, по которому будут производиться отчисления в фонд социального страхования. Это занимает от месяца до года. Тут кому как повезет. Далее у вас все нормально, вы работаете, отчисления идут, и через несколько месяцев вы регистрируетесь в миграционном центре через Интернет, подаете документы. Через некоторое время назначается дата собеседования — рассказываете о своей деятельности, показываете справки о несудимости на родине и в Португалии. Если инспектора все устраивает, вопросов не возникает, вам назначают дату, когда можно прийти с готовым пакетом документов. Здесь тоже как кому повезет. Знаю людей, которые легализовались за 6 месяцев, но есть и такие, процесс которых длится до 3 лет. И если вас посылают фотографироваться и произвести оплату, то можно радоваться — примерно через 4–6 недель вы получите заветную карточку с видом на жительство. Сначала дают на год, потом надо идти продлевать его. Прожив шесть лет, можно подавать на гражданство. Для этого нужно 6 лет легального пребывания, справка о несудимости, свидетельство рождения с апостилем и экзамен по языку. Но здесь есть много разных курсов.

 

Первое, что бросилось по приезде в Россию, это грязь: Как нижегородская учительница стала директором школы в Португалии

фото: Из личного архива
Юлия Гундарина.
 

 

Мне поначалу португальский язык давался с трудом, но сейчас вспоминаю об этом со смехом…

Несколько слов о ситуации с мигрантами. В 2015 году, когда Европа столкнулась с наплывом иммигрантов, в Португалии построили очень много центров для приема мигрантов, создали курсы подготовки, переквалификации и т.д. Но мигранты сюда не слишком-то едут. По последним данным, немногим более 60 человек приехали, вроде еще 115 человек должны приехать. Поэтому созданные центры отдаются под детские дома и др. Здесь мигрантского наплыва никогда не будет. Потому что Португалия — не та страна, куда ты приехал и тебе, такому красивому, дают деньги. Нет. Тебя поселят, дадут небольшой срок (не более 3 месяцев), когда ты можешь сидеть на шее у государства. За это время тебя научат базовому уровню языка и предложат определенное место работы (например, помощника в ресторане). Тебя учат ловить рыбу и дают удочку, а не дают рыбу. Хочешь — иди, не хочешь — давай, до свидания!

«Тебе нужна школа!»

Когда я уехала к мужу в Португалию, дома оставался тринадцатилетний сын. Разговор ведь шел о том, что еду только на лето, посмотреть, что и как. А если понравится, то за беру сына и каким-то образом приеду в Португалию. Речи о постоянном месте жительства тогда вообще не было. Но получилось так, что я провела здесь три месяца в постоянных размышлениях. И, когда я сказала, что 1 сентября не выйду на работу (а меня в школе ждали до последнего), осталась здесь. Еще в августе я устроилась работать в семью с двумя детьми. Помог мне с этой работой муж, который очень не хотел, чтобы я возвращалась на родину. Задолго до моего приезда он уже узнал у знакомых, где я могу применить свои учительские способности, и меня уже ждали с 1 августа.

С этими детьми (мама их работала в банке, а папа — архитектор) я и начала учить португальский язык. И как-то мне все это понравилось.

Благодаря моему педагогическому образованию с моими воспитанниками мне было легко. К тому же семья оказалось очень интеллигентная, помогали мне во всем. Помогали снять квартиру, найти мебель. Они же помогли мне перевезти сына сюда. Уже через год я поехала, забрала его. Он тоже живет здесь, сейчас ему уже 31 год.

Поначалу я португальского языка не знала вообще. Читала книжки, но ничего там не понимала. Брала учебник, тут же забывала. Пока не наработала некоторый лексикон, было очень тяжело. Мой шеф попросил, чтобы я учила его детей (девочке было три года, мальчику — семь) русскому языку, а они учили меня португальскому. Так вот и занимались. Они показывают мне, например, телефон: telemovel. Понятно! Через минуту забыла — потом опять повторили. Вот мы с ними достаточно быстро начали объясняться. Детям очень нравилось учить русский язык. Девочка стала гордостью — я ее научила очень красиво писать, у меня же навыки каллиграфического почерка. Она попала в школе на доску почета, мама была очень горда.

В общем, мои работодатели, видя все мои попытки что-то сделать, стали продвигать: «Тебе нужна школа!» Так что то, к чему я пришла, на 50% — с их подачи.

Наша школа возникла, как и почти все у нас, случайно. Получилось так, что в 2003–2004 гг. мои друзья, приезжавшие сюда на заработки, начали привозить с собой детей, которых приходилось, пока взрослые на работе, оставлять дома. Тогда дети были примерно одного возраста — 6–7 лет, как раз время идти в школу. Ну, меня и стали просить: «Юля, ну ты позанимайся с ними по субботам, чтобы русский язык знали».

И ко мне домой стали приводить детей, я с ними занималась, а мамы-папы собирались и уходили в кафе. Ну, раз, два, три так было. Потом стало обидно, я говорю: «Ребята, так же нельзя». Но меня поняли неправильно и привезли еще нескольких детей. В общем, создали группу из девяти человек. Я сказала, что заниматься с таким количеством детей у меня дома нереально. К тому же дети были разновозрастными: наряду с шестилетками — девочка 14 лет. Тогда родители взяли меня в очередной раз в кафе и говорят: «Давай будем открывать школу!»

Так и пошло. Начали искать помещение, какие-то связи. Мой шеф с женой очень мне помогли… И вот нашей школе сейчас уже 15 лет.

Что еще стало толчком к созданию школы — мой сын, приехав в Португалию, пошел в португальскую школу, но сразу же в 8-м классе остался на второй год. Здесь с этим очень просто, никто по этому поводу не заморачивается, а я ревела дня три, пока моя знакомая португалка мне не сказала: «Джулия, что ты убиваешься? Ну, остался ребенок на второй год, и что? Мальчик только приехал, языка не знает, ты его сразу засунула в португальскую школу — и чего ты хотела?» Меня убивало даже не то, что он языка не знал, а то, что здесь в школах есть система «фалт», то есть пропусков. Неважно, прогулял ли ты урок, забыл материал или еще что-то — falta! Когда набирается 12 «фалт» по одному предмету в год, тебе говорят: «Извини, ты остаешься на второй год». У сына была falta по физкультуре! Португалия — футбольная страна, а Сережа в футбол не играл, а когда нужно было играть в футбол, следовало приносить специальную обувь, чтобы играть на специальном покрытии. Но я же была мама из Советского Союза: какие вторые кроссовки!

На второй год у нас случилась неприятность: сына сбила машина, и он — это было в конце учебного года — пропустил все тесты, которые должен был написать. И его еще раз оставляют на второй год. Тут сын мне заявляет: «Я туда больше не пойду!»

Потом сын все-таки пошел в португальскую школу, он параллельно учился и в нашей школе, получил аттестат, окончил университет…

 

Читайте также:   Медведев отреагировал на заявление посольства США об уходе России из Крыма

Первое, что бросилось по приезде в Россию, это грязь: Как нижегородская учительница стала директором школы в Португалии

фото: Андрей Яшлавский
В школьной библиотеке есть книги и на русском, и на украинском языках.
 

 

«Все братья-славяне»

Название «Первая Славянская школа» у нас не потому, что есть еще вторая и третья, а потому, что она стала первой, как пионер. Славянская — потому что у нас здесь учатся все братья-славяне: и белорусы, и украинцы, и русские (да и не только славяне — кого у нас только нет!). И нужно было объединить их всех одним словом. Название мы выбирали долго и мучительно, пока один знакомый не предложил: пусть будет «славянская школа». Все, у кого есть какие-то зачатки знания русского языка, идут к нам — даже португальцы есть.

У школы есть три формы обучения (ежедневная, субботняя и дистанционная). Ежедневное обучение — для детей, которые только приехали, либо которые по каким-то причинам не могут обучаться в португальской школе (по состоянию здоровья, например), либо, наоборот, планируют скоро уехать из Португалии. По субботам у нас учатся дети, которые ходят в португальские школы, но приходят сюда, чтобы не забыть русский язык, историю и подтянуть какие-то предметы на русском языке). Дистанционная форма обучения — для детей, которые хотели бы учиться на русском, но живут, скажем, в Порту, где нет школы. Мы через Скайп занимаемся с ними, потом они раз-два в месяц приезжают в Лиссабон (у каждого свой график) и сдают зачеты и экзамены.

В ежедневную школу ребята ходят с большим удовольствием — это общение на родном языке, общение со сверстниками. Здесь же нет такого, как у нас было в России, — вышел из дома во двор и гуляешь. Дети не предоставлены здесь сами себе, если они гуляют, то на специально отведенных площадках или с бабушками, или с родителями. А здесь они общаются. Да и программа у нас особая, индивидуальна для каждого ребенка. Это школа, в которой я сама хотела бы учиться. И мы ее сделали.

У нас, можно сказать, школа семейного типа. В классе у нас 4–6 человек. Работать с такими классами сплошное удовольствие. Мы не предъявляем завышенных требований. Для нас главное — чтобы ребенок шел в школу с удовольствием и получал знания. И результаты нас радуют, потому что наши выпускники поступают в престижные вузы и в Португалии, и в России, и в других странах.

А вот с теми, кто учится по субботам, ситуация немного другая. После пятидневной учебной недели их приводят сюда. То есть в их выходной день, когда они должны объять необъятное — по-русски после недели обучения на португальском. Поэтому упор у нас больше на развитие речи, на литературу, историю. С учетом того, что у нас есть обучение и на русском языке, и на украинском, программы в обоих случаях свои. Кто-то учится по российской программе, а кто-то — по украинской.

Школа у нас вне политики и вне религии. Несмотря на все сложности, мы пытаемся как-то сплачиваться. Вот в марте у нас прошел праздник, посвященный Тарасу Шевченко, — проводили, естественно, на украинском языке, но дети-россияне тоже читали шевченковские стихи на русском. А сейчас мы готовимся к 74-летию Победы — украинские дети тоже будут участвовать в этих мероприятиях…

В Португалии есть единый национальный экзамен, но у нас его не сдают, так как можно сдавать российский ЕГЭ (а украинцы — единый экзамен по украинской программе). После получения аттестата нужно обязательно поставить апостиль, затем сделать перевод аттестата и результатов ЕГЭ, получить эквиваленцию, и можно поступать в высшие учебные заведения где угодно. Мы сейчас боремся за то, чтобы открыть в Лиссабоне пункт приема ЕГЭ. Раньше нам приходилось ездить в Россию, теперь ездим в Аликанте — это ближе, но дороже, так как цены там другие.

А так мы проводим географический диктант, тотальный диктант, участвуем во всех конкурсах, олимпиадах… В прошлом году мы участвовали в «Футболе без границ», едем в Ханты-Мансийск на юношеские игры. Летом выезжаем в лагерь на берегу океана в Алгарве. Благодаря Россотрудничеству принимаем участие в программе «Здравствуй, Россия!». Не теряем связь с родиной.

Чего нам не хватает, так это своего актового зала и спортивной площадки. Конечно, хотелось бы, чтобы нам помогали побольше!

 

Первое, что бросилось по приезде в Россию, это грязь: Как нижегородская учительница стала директором школы в Португалии

фото: Андрей Яшлавский
«Это школа, в которой я сама хотела бы учиться».
 

 

«Везу с собой замороженных осьминогов»

Я не знаю, как я жила раньше без португальской кухни! Первый раз, когда я увидела здесь протертый суп, подумала: «Как это можно есть?» Очень долго не решалась попробовать креветок, улиток — а это очень вкусно. Но сейчас, когда я приезжаю в Россию, мне этого всего так не хватает! Я из Португалии везу с собой осьминогов замороженных, консервы португальские (и сардины, и осьминогов, и тунца). Креветки покупаю в коробках — и у нас есть специальный способ заморозки, пока я довожу их до Нижнего Новгорода, они не успевают растаять. Всегда везу с собой оливковое масло, хотя его можно купить и в России. Или португальские сыры! Чего стоят сыры с Азорских островов! Ну и португальское вино.

Бакаляу (сушеная треска) — мне очень нравится, но если есть выбор, выберу что-то другое. А как здесь готовят мясо, колбаски!.. Все морские ракообразные, моллюски. Научилась есть устрицы.

Никакой особой гастрономической ностальгии по российской кухне не испытываю. Потому что в нашей школе — славянская кухня! У нас замечательный повар Евгений, который готовит совершенно шикарные блюда. И даже делает заготовки — помидорчики, соленья.

Вообще в Португалии много русских магазинов, но все «русские» продукты тут делаются в Германии. Если чего-то очень хочется, заезжаем туда примерно раз в две недели. Берем, например, селедку.

Конечно, были когда-то времена, когда возила сюда из России гречку, сухарики из черного хлеба. А сейчас черный хлеб, очень похожий на наш, можно здесь покупать в немецкой сети магазинов. Там же есть очень хороший творог, сметана — лучше, чем в русском магазине.

Так что мы тут в этом смысле как в раю: хочешь — ешь португальское, хочешь — русское.

 

Первое, что бросилось по приезде в Россию, это грязь: Как нижегородская учительница стала директором школы в Португалии

фото: Андрей Яшлавский
 

 

«Португалки проще, чем наши женщины»

Если сравнивать португальских и наших женщин, то бросается в глаза вот что: наша женщина, даже если пойдет куда-то убираться в офис или у кого-то дома, она все равно оденется, как будто выходит в свет. Португальская женщина никогда не будет заморачиваться, в чем ей сегодня пойти на работу. Что она надела, то хорошо. Моей хорошей знакомой муж подарил на день рождения замечательные дорогие сапоги. Я смотрела на них — это сказка! И она собирается на работу и спрашивает: «Джулия, как я выгляжу?» Она надевает эти шикарные сапоги, юбку с воланами, а довершает все красный дождевик в клетку, в каких в России за грибами ходят. И я не знаю, что сказать. Не скажешь же, что оделась как матрешка. Так и пошла…

Видела я португальских женщин, которые красятся, но на какое-то мероприятие. По жизни же как встали, так и идут на работу — и в этом смысле я опортугалилась. Тут португалки проще, чем наши женщины.

Мужчины в Португалии нормальные. Никто из тех, кого я знаю, не подвержен алкоголизму, хотя никакого запрета на алкоголь нет, даже за рулем можно выпить стакан пива или вина. Нет запрета, чтобы сесть в обеденный перерыв, выпить вина — это совершенно нормальное дело!

Но мне кажется, что наши мужчины могут быть более импозантными. Португальцы попроще. Могут поехать в пиджаке на мотоцикле, брюки закатал, к офису подъехал, поправил брюки, почистил.

Ни один португальский мужик не будет рассказывать, что купил «Лексус» последней модели. У него есть машина, ездит — и уже хорошо. Пафоса меньше у них.

Что меня поразило, когда я только сюда приехала: толпы пап, гуляющих в воскресный день с детьми. Мне объяснили, что мама должна иметь выходной. Вообще они очень любят детей, а институт семьи в Португалии очень развит. Хотя, конечно, есть случаи и домашнего насилия.

У нас у всех есть друзья-португальцы. Когда мы только приехали сюда, я даже не понимала, куда попала. Мне нужно спросить что-то, но я объясниться не могу толком, куда мне надо. Так за руку возьмут, отведут, покажут, отвезут. Я вообще не видела людей добрее. У нас в России такого нет.

Но, наверное, мы португальцев все-таки немного напугали. Во-первых, был большой наплыв, а во-вторых, люди-то все разные. Это я хорошая, добрая, как мне кажется. А ведь есть и другие. Тут и «мафия де леште» («восточная мафия») ошивалась… Но в любом случае португальцы очень открытые, приветливые и дружелюбные.

В гости ходят, но по звоночку — да и мы к этому привыкли: сначала позвонить, предупредить, а потом идти.

Когда я впервые приехала сюда, большой разницы с Россией не почувствовала, но, приехав домой через год, разницу почувствовала! Тут все идут и улыбаются. Ну, может, только когда на работу идут, тогда не улыбаются. А так постоянно спрашивают: «Как у тебя дела?» Хотя никому это и не интересно. Помню, как в моем подъезде бабушки все спрашивали меня: «Комо эшта?» И я начинаю рассказывать всю свою жизнь. А меня на следующий день опять спрашивают. Я опять рассказываю. Потом мне объяснили, что спрашивают из вежливости. И отвечать нужно: «Спасибо, хорошо!» И всё.

Первое, что бросилось по приезде в Россию, это грязь — и тут только до меня дошло, что хорошо, что я там, а не тут.

Да, я люблю приезжать в Россию. У меня там знакомые, подруги. Да, очень хорошо! Но когда меня спрашивают, не останусь ли я, отвечаю: «Нет! Я очень люблю Россию. Я патриот, но патриот отсюда. Я буду поддерживать российское образование, но здесь, в Португалии».

 

Андрей Яшлавский