Трагедия начала войны

Для того чтобы понять, насколько тактика и стратегия отечественных артиллеристов шагнула вперед к лету 1944 года, необходимо вспомнить, в каком состоянии наш «бог войны» был тремя годами ранее. Во-первых, некомплект как штатных артсистем, так и боеприпасов. Генерал-майор Лелюшенко Д. Д. докладывал генерал-майору Берзарину Н. Э. по поводу сложившейся ситуации в 21-м механизированном корпусе:

«На фронт корпус выступил со значительным некомплектом артиллерии, станковых и ручных пулеметов и автоматических винтовок, а также минометов. Большинство 76-мм пушек были без панорам, а малокалиберные зенитные пушки — без дальномеров (были даны за два дня до войны и в процессе войны)».

 

На пути к триумфу. Артиллерия Красной Армии в Бобруйской наступательной операции

Во-вторых, оставляла желать лучшего боевая выучка личного состава артиллерийских подразделений, слабое МТО, а также нехватка зенитных и противотанковых орудий. В-третьих, очень много артиллерии Красная Армия потеряла в первые месяцы войны. Так, войска Юго-Западного фронта на конец сентября 1941 года потеряли около 21 тысячи артиллерийский орудий! Тяжесть основных потерь несла батальонная, полковая и дивизионная артиллерия – 45-мм противотанковые и 76-мм пушки, 122- и 152-мм гаубицы. Гигантские потери в орудиях и минометах заставили Верховное командование вывести часть артиллерийского вооружения в Резерв Верховного Главнокомандования. В стрелковой дивизии в итоге количество орудий и минометов снизилось с 294 до 142, что снизило вес залпа минометов с 433,8 кг до 199,8 кг и ствольной артиллерии сразу с 1388,4 кг до 348,4 кг. Надо сказать, что пехотное командование даже с такими скудными запасами обращалось порой очень вольно, если не преступно.

На пути к триумфу. Артиллерия Красной Армии в Бобруйской наступательной операции

В «Известиях Российской академии ракетных и артиллерийских наук» приводится характерный пример. 3 октября 1941 года под Капанью и Дорохово 601-й стрелковый полк 82-й стрелковой дивизии отступил, не оповестив об этом артиллерию. В итоге в героической и неравной битве, без поддержки пехоты почти весь личный состав батарей погиб. Также серьезной проблемой было несовершенство тактики применения артиллерии в первые месяцы войны. Плотность огня была столь мала, что практически не подавляла даже слабую оборону гитлеровцев. Работали ствольная артиллерия и минометы преимущественно по опорным пунктам немцев только на переднем крае обороны. Никак не поддерживались атаки танков и пехоты – после артиллерийской подготовки наступления орудия замолкали. Подвижки появились только 10 января 1942 года с директивным письмом №03 Ставки Верховного Главного Командования, в котором указывалось на необходимость массированного артиллерийского удара по обороне противника, а также сопровождение атакующей пехоты и танков до падения противника. Собственно, эта директива вводила новое для армии понятия артиллерийского наступления. В дальнейшем теория наступления артиллерией кропотливо совершенствовалась в штабах и на полях сражений. Первым использованием нового подхода в стратегических масштабах стало контрнаступление под Сталинградом в операции «Уран». Истинной же вершиной теории артиллерийского наступления Красной Армии стала Бобруйская наступательная операция.

Двойной огневой вал

Успех Бобруйской наступательной операции (июнь 1944 года) как начального этапа масштабной операции «Багратион» складывался, как пазл, из многих составляющих. Одной из самых важных стало создание крупной артиллерийской группировки в полосе наступления 18-го стрелкового корпуса. Тогда на один километр фронта удалось сосредоточить до 185 орудий, минометов и реактивных установок различного калибра. Позаботились и о боеприпасах – в сутки каждому орудию планировалось расходовать 1 боекомплект на артподготовку, 0,5 БК на артподдержку атаки и 1 БК на артобеспечение атакующих подразделений в глубине прорыва. Для этого в течение шести дней с 14 по 19 июня артиллеристы фронта приняли 67 эшелонов с техникой и боеприпасами. При этом приходилось организовывать разгрузку отдельных эшелонов на удалении от района рассредоточения на 100-200 км. Решение это пришло уже по ходу разгрузки, что закономерно вызвало топливный голод – подразделения не были готовы к таким длительным маршам. К чести службы тыла фронта, эта проблема была оперативно решена.

Обстреливать врага предполагали более двух часов (125 минут), разделяя огневое воздействие на три части. В начале два периода шквального обстрела по 15 и 20 минут с последующим 90-минутным периодом затишья для оценки результативности и подавления оставшихся очагов сопротивления.

На пути к триумфу. Артиллерия Красной Армии в Бобруйской наступательной операции

Копия со схемы организации двойного огневого вала артиллерии в полосе наступления 65-й армии в Бобруйской операции 24 июня 1944 г.

На пути к триумфу. Артиллерия Красной Армии в Бобруйской наступательной операции

Общая обстановка в полосе 18-го стрелкового корпуса 65-й армии 24 июня 1944 г.

Помимо традиционного сосредоточенного огня, артиллеристам предстояло вести стрельбу по новой сложной методике «двойного огневого вала». Дело в том, что при глубокоэшелонированной обороне противника даже массированная артподготовка неспособна оперативно накрыть все объекты гитлеровцев. Это позволяло неприятелю подтягивать резервы, маневрировать и даже контратаковать. Помимо этого, гитлеровцы уже тогда научились оставлять передовые позиции при первых залпах советских орудий – нередко снаряды ложились уже в пустые окопы. Как только пехота и танки РККА отправлялись в атаку, немцы занимали перепаханные снарядами пристрелянные огневые точки и открывали ответный огонь. Что же придумали артиллеристы? Генерал-лейтенант Надысев Георгий Семенович, начальник штаба артиллерии 1-го Белорусского фронта, писал по этому поводу в мемуарах:

Читайте также:   Любовь. Рефлексы и инстинкты

«В отличие от одинарного огневого вала, артиллерия, начиная поддержку атаки пехоты и танков, ставила огневую завесу (вал) не по одному, а одновременно по двум основным рубежам, отстоявшим друг от друга на 400 метров. Последующие основные рубежи намечались также через каждые 400 метров, а между ними находились один-два промежуточных. Для ведения двойного огневого вала создавались две группы артиллерии. Они открывали огонь одновременно — первая по первому основному рубежу и вторая — по второму. Но в дальнейшем они действовали по-разному. Первая группа вела огонь по всем рубежам — основным и промежуточным, «шагая» по 200 метров. В это же время вторая группа артиллерии вела огонь только по основным рубежам. Как только первая группа, сблизившись, открывала огонь по рубежу, где только что была завеса огня второй группы, последняя делала «шаг» вперед на 400 метров. Так двойной огневой вал велся на два километра. Получалось, что с началом поддержки атаки, противник в 400-метровой полосе попадал как бы в огненные тиски. Остальные условия организации и проведения двойного огневого вала сохранялись те же, что и при одинарном: тесное взаимодействие артиллеристов с пехотой и танками, четкие сигналы управления, высокая выучка и слаженность расчетов».

Примечательно, что начальник артиллерии 65-й армии генерал-майор Израиль Соломонович Бескин перед Бобруйской наступательной операцией провел несколько учений, направленных на согласование действий пехоты и артиллерии в ходе наступления. Особый акцент был сделан на взаимодействие в атаке под прикрытием «двойного огневого вала».

«Бог войны» в деле

Удар по-новому артиллерия 18-го стрелкового корпуса обрушила на 35-ю пехотную дивизию вермахта 24 июня в 4.55 утра. Оказалось, что тактика двойного огневого вала очень успешна – немцы понесли ощутимые потери именно в первые часы операции. Танки и пехота Красной Армии пошли в атаку на 10 минут раньше запланированного времени, что было обусловлено результатами точного и губительного артиллерийского огня. А уже в 6.50 артиллерия пришла в движение для поддержки атакующих подразделений. Двойным огневым валом орудия работали в центре полосы наступления, на флангах же приходилось вести сосредоточенный огонь из-за недостаточного обзора. В случае наложения огня ствольной артиллерии на удары ракеты систем залпового огня на участке обороны противника творился сущий ад – от гитлеровцев не оставалось фактически ничего.

Автором нового способа ведения артиллерийского огня была группа офицеров штаба 1-го Белорусского фронт во главе с упоминаемым генералом-лейтенантом артиллерии Георгием Надысевым. Теоретическую разработку схемы двойного огневого вала предложил старший помощник начальника оперативного отдела управления командующего артиллерией 48-й армии майор Леонид Сергеевич Сапков. В том числе за эту военную инновацию майор Леонид Сапков был награжден Орденом Отечественной войны I степени.

На пути к триумфу. Артиллерия Красной Армии в Бобруйской наступательной операции

Наградной лист майора Леонида Сергеевича Сапкова

Стоит отметить, что использование двойного огневого вала позволило серьезно экономить боеприпасы для нужды артиллерии как 65-й армии, так и остальных армий 1-го Белорусского фронта. По планам для армии было подготовлено 165,7 тысячи снарядов и мин, из которых израсходовали всего около 100 тыс. Налицо было более эффективное и точное использование боезапаса артиллерией. Обрушив такой огонь на гитлеровцев, командование артиллерией 65-й армии озаботилось мобильностью артиллерийских подразделений. При этом ресурсов достаточных не было – белорусские болота серьезно осложняли наступление. В распоряжении артиллерии армии была лишь одна дорога и две гати. Только строгой координацией перемещений подразделений удалось успешно перебросить САУ и орудия сопровождения за стрелковыми подразделениями и танками непосредственной поддержки пехоты. Вторым эшелоном отправили в бой артгруппы поддержки пехоты и часть артиллерии, в том числе реактивную, из состава корпусной группы дальнего действия, армейской группы гвардейских минометных частей, а также противотанковые резервы 18-го стрелкового корпуса и 65-й армии. Уже после 1-го гвардейского танкового корпуса генерала М. Ф. Панова двигалась артиллерия большой и особой мощности, корпусной и армейской групп дальнего действия. Именно такая схема артиллерийского наступления на глубокоэшелонированную оборону показала себя как наиболее эффективная и стала типовой для дальнейших боевых действий.

Искусство артиллерийской войны, которым в полной мере овладели советские воины в Бобруйской наступательной операции, резко контрастирует с почти катастрофическим положением рода войск 1941 года. Из слабо организованной и малоэффективной артиллерии «боги войны» превратились в превалирующую силу на поле боя. Недаром 29 июня 1944 года в честь успешной Бобруйской операции в Москве был дан салют из 224 артиллерийских орудий.

По материалам «Известий Российской Академии ракетных и артиллерийских наук».

Автор:
Евгений Федоров
Использованы фотографии:
Известия Российской Академии ракетных и артиллерийских наук, guraran.ru, park-pobeda-nnov.ru