Что такое элита в России. Александр Халдей

Элита — это те, кто способен противостоять наведённому мороку и управлять хаосом. 

Исследования, так или иначе посвящённые проблеме российской элиты и её эффективности в сравнении с элитами Запада и Востока — тема чрезвычайно плодотворная. Дискуссии, возникающие здесь, высвечивают множество подходов и методов, однако ясности, то есть консенсуса, так и не возникло. Прежде всего потому, что авторы применяют разные критерии классификации и понимают под одними и теми же терминами разное содержание.

Интересным этапом в исследовании проблемы российских элит стала статья Александра Запольскиса «Откуда в России берётся проблема с элитами». Автор предположил, что в этом вопросе нет ясности в генезисе имеющихся элит. Статья возникла как ответ на статью «Что такое национализация элиты», и я очень благодарен коллеге за развитие темы. В статье была высказана мысль, что элита — это не те, кто достиг успеха, а те, кто генерирует общие смыслы, создаёт коллективный разум. То есть это качественный критерий, требующий уточнения того, что считать успехом.  Александр считает, что это слишком абстрактное утверждение и это слабость позиции исследователя.

«Элита не сводится только к самоорганизующейся группе и уж точно она далеко не всегда способна действовать целесообразно и разумно. А все потому, что абстракцию элиты упоминают многие, тогда как внятно объяснить – элита это конкретно кто? – как правило, не в состоянии никто. Спору нет, неопределенности в понятиях удобны, они позволяют загонять в подразумеваемые рамки абсолютно все, но оборотной стороны отсутствие конкретики делает невозможным поиск действенных решений» — пишет Александр Запольскис. 

Увы, не могу согласиться с коллегой в том, что элита на сводится к самоорганизующейся группе и не способна действовать разумно и рационально. Да, к самоорганизации не сводится, но с неё начинается. Без этого не возникла бы ни одна партия, пришедшая потом к власти. Настаивать на этом мне даёт основание тот факт, что без самоорганизации на рациональных основах нет возможности влияния.  Из всех признаков элиты создание коллективного разума — это способность влиять на массы. Но этот критерий самый главный, потому абстрагирование тут не только уместно, но и необходимо. Это является синтезом — приёмом обобщения в технологии мышления. Синтез же — обратная сторона анализа, и именно анализ предлагает Александр Запольскис. 

Потому начинать полагаю необходимым с ответа на простой вопрос: что за люди составляют элиту и откуда они берутся в реальности? Олигархи? На всю страну их меньше одной тысячи человек. Первые десять, что называется, на слуху, вторая половина первой сотни гораздо менее известна, а нижняя часть ТОП500 вообще состоит в основном из родственников или членов семей выше упомянутых лидеров. Эти 0,06 десятитысячных от одного процента населения России и есть та самая элита, которая всем управляет? Как-то не вяжется, если, конечно, не принимать остальные 150 миллионов граждан за совершенно безвольное стадо, решительно неспособное «заменить» всего-навсего две сотни «неправильных управленцев».

Что такое элита в России. Александр Халдей

Далее Александр предлагает добавить в корпус элиты ещё и губернаторов, профильных министров и прочих чиновников, актёров, художников, музыкантов, учёных, офицеров армии и даже воспитателей детских садов, что действительно увеличивает их число. После этого он задаёт разумный вопрос — если число элиты такое немалое, разве правильно говорить о едином критерии в виде способности действовать рационально и образовывать коллективный разум? Нет ли тут чего-то более сложного, и не является ли сведение к одному критерию профанацией? 

Таким образом, позиции обозначены и возникло поле для дискуссии. Но, как часто бывает, дискуссия получилась из-за разной трактовки терминов, в данном случае термина «элита». В методе Александра Запольскиса имеет место смешение критерия группообразования, и потому проблема становится нерешаемой. Министры в совокупности с режиссёрами, офицерами и детсадовскими воспитателями действительно не могут создавать общего разума, хотя каждый на своём месте проводит в жизнь его установки и принципы. То есть действует в рамках организации.

Количество элиты никогда не бывает важным для её качества. Влиять и владеть умами может и один человек. Элита — это те, кто влияет. Александр задаёт вопрос — а как же народ? Он что, на способен к элитообразованию?  «Как-то не вяжется, если, конечно, не принимать остальные 150 миллионов граждан за совершенно безвольное стадо, решительно неспособное «заменить» всего-навсего две сотни «неправильных управленцев». Способен ли народ заменить Силуанова на Зверева (министр финансов при Сталине), а Медведева на Берию? Был ли он способен поменять Сердюкова на Шойгу? Вопрос, конечно, интересный. 

Элита — это лучшие в своём деле. Лучшие — это те, кто способен влиять на прочих и за счёт этого пробиться на верхние лидирующие позиции в своей социальной группе. Это главный критерий, ибо если вы не влияете ни на что, то вы не в элите. Следовательно, вопрос «Откуда берутся элиты?»  — это вопрос «Откуда берётся влияние?». Соотношение влияния и места в элите — вот главная проблема, возникающая при таком подходе. 

Но влияние бывает разное. Есть влияние мнения, есть влияние денег, есть влияние статуса. Элита не едина, она имеет чёткие группы. Административная элита — это управленческий корпус. Он влияет в силу места в социальной иерархии. Это те, кого называют «начальство». Они могут не обладать великим умом, образцовой нравственностью, но они лучшие в деле захвата и удержания власти. Это их главные компетенции — знание дела при этом вторично. Они лучше всех могут делать карьеру, много работать, использовать других людей для своих целей, терпеть унижения и ходить по головам. У них нет для этого моральных ограничителей, и они способны тут развить такую энергию и поддерживать её так долго, что становятся корпусом высших руководителей и администраторов. 

Концентрированным сгустком административной элиты является её разновидность — элита военная. Офицеры, генералы, маршалы. Тут администрирование возведено в абсолют, и власть основана на звании и должности, а не на моральном превосходстве. Есть оно — хорошо, нет — не имеет значения. Приказы выполняются во всех случаях неукоснительно. 

Это — административная элита, и берётся она в результате внутривидовой борьбы за лидерство среди определённого биологического типа человека. «Человек властвующий» — это и есть особый антропологический тип административного элитария. И так как энергия распределяется по принципу сообщающихся сосудов (чтобы где-то стало много, надо, чтобы в других местах стало мало), то преобладание в административных талантах часто компенсируется убогим уровнем морали или творческих способностей. 

Те же, кто совмещает то и другое — это гении человечества и штучный материал истории. Элита внутри элиты. Не случайно политики и управленцы относятся к особому психотипу —  «касте Воинов». Они такими рождаются. Насколько они реализуют врождённые задатки — вопрос другой, но без врождённости тут никак не обойтись. Этому не научат ни в каких академиях и ни на каких тренингах. 

Что такое элита в России. Александр Халдей

Бизнес-элита (олигархи) — это лучшие в деле стяжания богатства. Нравственности тут не только не нужно — она помеха в деле стяжания. Ум тоже особый не требуется — многие удивлены, насколько безграмотны, косноязычны, убоги культурой и умом бывают богатые люди. Тут нужен ум особого рода — хитрость, сочетание звериной интуиции, наглости и трусости с подлостью важнее, чем знание Нагорной проповеди, Десяти заповедей или правила золотого сечения. Нравственная чуткость — помеха стяжанию. Богатство должно занимать в душе такого человека место Бога, стать его всепоглощающей страстью, лишь в этом случае он способен развить колоссальную энергию, направленную на соединение со своим божеством. Как во всякой религии. Это психотип «касты Купцов». Тоже врождённое и развиваемое качество. 

Что такое элита в России. Александр Халдей

Торговая сделка. Квентин Масейс

Если одни поклоняются божеству богатства и стяжания, другие — божеству власти, то третьи поклоняются божеству мудрости и знания. Это научная элита. Её представители всю жизнь положили на служение Истине. Ярчайший пример — математик Григорий Перельман. Ни власть, ни деньги, ни популярность его не интересуют — он считает это безумием. Даже его позиция в научном мире ему безразлична. И человеку, открывшему законы Вселенной, это позволительно. Он влияет, не прилагая никаких сил к этому, а на него не влияет никто. Это элита творческая.  

Читайте также:   Подручные средства для снижения температуры тела без таблеток и врача

Её разновидностью является элита художественная — инженеры человеческих душ, влиятели, лидеры не должности, а мнений. Это литераторы, религиозные деятели, философы, публицисты, художники, режиссёры, актёры, музыканты и композиторы. «Каста Жрецов или Мудрецов».  

Они не занимают никакого места в административной вертикали, не в состоянии двигать по планете огромные капиталы, часто они вовсе бедны, как церковные мыши, но по их слову огромные массы меняют свои мысли и действия. Это моральная элита, и мерять её объёмом формальных полномочий или суммой в деньгах никто не станет. 

Что такое элита в России. Александр Халдей

Сербский патриарх Павел

Элита есть и внутри так называемой «Касты работников» — это мастера, эксперты, лучшие в профессии. В своём мастерстве они становятся Магами — не случайно именно в цехах строителей, кузнецов, ткачей  и прочих ремесленных гениев формировались тайные знания, ставшие основой герметических культов. И это не просто знание научных принципов, осмысливаемых в категориях донаучного сознания. Нет. Это уже чистая сфера эзотерики, ибо определённые уровни мастерства достижимы только при вхождении в изменённое состояние сознания (ИСС). 

Что такое элита в России. Александр Халдей

Есть у мудрецов понимание того, что выборы, физика, психоанализ и эзотерика самым непосредственным образом связаны между собой. Элита — это именно те группы населения, которые способны не только занять верхушечные места в социуме по критерию концентрации власти или богатства, но и понимают важность эзотерических знаний. Есть такая реальность, как хаос. Там, где он начинается, заканчивается наука. Но это не значит, что стремление помыслить хаос оставило интеллектуальную элиту. Академическая наука здесь останавливается и занимает позу страуса. 

Но учёные, изучающие турбулентности, заметили, что все процессы испытывают влияние не только своих внутренних закономерностей, но и внешних процессов, в процессе не участвующих и протекающих непонятно как. Этому дали название «притягивающий элемент». Появились теории, описывающие политическую и экономическую реальность с учётом постороннего притягивающего элемента. Не наука преодолела хаос, а хаос вторгся в науку. Потребовалась перенастройка постигающего хаос сознания.

Выяснилось, что такие технологии расширения сознания у человечества есть. Они аналогичны практике шаманства. И западные элиты долго изучали эти феномены. В 1992 году Конгресс США официально закрыл исследования в области парапсихологии. У нас по этому поводу веселились, но в реальности это означало на закрытие темы, а переход от исследований к практике. Это стало темой Пентагона и вошло составной частью в блок средств нелетального ведения войны. 

Способность создавать коллективный разум — вот главное свойство настоящей элиты, а не корпус отраслевых и региональных администраторов или олигархов. Элита так же многослойна и имеет свои отрасли, свой топ и свои середину и периферию. Не следует всё это мешать в одну кучу, применяя методы количественного анализа к качественным процессам. Тогда действительно в тайне власти ничего не понять. 

В своё время дискотеки стали лабораториями по стерилизации массового сознания. Стили в музыке создавались не композиторами, а специалистами по нейрофизиологии. Массовая культура стала применять технологии хаотизации всего — сознания, жизни, быта. Реклама стала шизофреничной, где события напоминают фантазии наркомана или видения сумасшедшего. Реальность вытеснил миф о ней — так называемый имидж. Возникла каста жрецов имиджа — специалистов пиара. 

Что такое элита в России. Александр Халдей

Отработкой самых изощрённых методов хаотизации сознания после дискотек стали выборы. Стало важным, не кто победит, а как. То, что мы видим сейчас на Украине, есть результат внедрения в практику этих исследований. Общество стало подопытным кроликом, на котором обкатывают технологи хаотизации, понимаемые как способы утраты понятий о добре и зле. Россию это тоже коснулось в значительной степени, хотя то, что мы видим на Украине — это апофеоз. Россия смотрит на Украину, как скитающийся погорелец на узника концлагеря. Погорелец хоть и нуждается в крове и пище, но свободен и понимает происходящее. Узник же не только не свободен, но и не понимает, что происходит. Он задавлен и хаотизирован. Чтобы его накормить и одеть,  надо его сначала освободить. 

И технологии порабощения, и технологии освобождения — это плоды деятельности элиты. Той, что состоит из множества этажей и уровней осознания происходящего и способности влиять на него. Если советскую военно-политическую элиту развели на развал СССР, можно ли этот корпус управленцев называть элитой? Можно — у них была власть силы, у них была власть влияния, и власть денег была. Но у них не было понимания происходящего. И не было способности создавать успешно противостоящий хаотизации коллективный разум. Потому это была как бы элита, квазиэлита, недоэлита. Элита — но местная. Деревенская шпана, правящая, пока не придёт мировой ОМОН. 

Последними крупными представителями советской элиты, кто понимал суть этой мировой битвы и при этом был за Советский проект, были Иосиф Сталин и Лаврентий Берия. Сегодня на аналогичном высочайшем уровне мировые процессы понимает Владимир Путин. Но не просто понимает, он реализует «Проект Россия». И это в корне его отличает от тех в российской элите, кто понимает цели мировой элиты, но при этом выступает против своей страны.

Для того, чтобы создавать смыслы и коллективный разум, способный противостоять хаосу, нужна способная к самоорганизации интеллектуальная, а не административная, включая военную, или коммерческая и даже творческая элита. Без индоктринации интеллектуалов административная элита превращается во власть ради власти, а не ради служения Истине. Творческая элита становится служанкой. И начинается борьба за власть между чиновниками и олигархами, целью которой является стяжательство. От концентрации ресурсов на концептуальных целях такое стяжательство отличается тем.что действительно, как говорит Александр Запольскис, не требует навыков самоорганизации.

Однако и тут не обходится без самоорганизации и коллективного разума. Только разум этот иррационален, он толкает самоорганизующихся на подрыв кормовой базы. Значит, нужен другой разум. И другая элита, способная к действию в этом направлении. Откуда она возьмётся? Из энергии распада нынешней системы.  Она уже распадается и уже даёт новых элитариев. Этот процесс лишь в самом начале и он проходит стадию самопознания и самоидентификации, отделения своих от чужих. Это стадия самоорганизации. Далее последует стадия создания коллективного разума. Так выражается воля народа к жизни, его инстинкт самосохранения. 

Вопрос «Откуда приходят элиты?» онтологический, он выходит за рамки общепринятых концепций возникновения жизни, и потому никогда не может быть решён в рамках утилитарных теорий. Тут требуются теории высшего уровня, метатеории.  Осознать их можно только тем, кто способен к расширению сознания, включающего использование интуиции. Об этом тоже можно дискутировать, но нам важно не откуда приходят элиты, а чтобы они пришли. И своим действием помогли народу спастись от неведомого доселе зла. 

Мысль материальна, и если понимать, как правильно хотеть так, чтобы не было себе и другим во вред, желаемое случится. Надо лишь чтобы кто-то подсказал, как это делать правильно. И без элиты тут никак не обойтись. Главное, чтобы она сама понимала, что это такое и как ей действовать. Результат возникнет независимо от того, понимает ли народ, что происходит — как всегда бывает в результате действия настоящей элиты. Не по должности и по размеру счёта в банке, а по размеру понимания того, что не понимают остальные. Это главное, что в конечном счёте отличат элиту от всех прочих групп населения. 

Лидерство  — это и есть элитность. Откуда берётся способность к лидерству? Из обладания энергией, понимания её природы и умения быть грамотным в этом вопросе. Сила всегда была в знании и умении его применять. Но настоящее знание основано на понимании нравственности. Элита — это те, кто к такому соединению нравственности и силы способен.  Откуда они берутся? У человечества так и не будет единого мнения по этому вопросу. И, наверное, это хорошо. Есть куда расти и что в себе совершенствовать.