Восемь главных вопросов: кто предсказал протест, что дальше, как успокоить земляков?

 

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

Разгоряченная толпа легко повалила забор, но охрана строительства дала отпор

 

В Екатеринбурге прошла самая громкая акция протеста за последние 20 лет. Мирная прогулка противников строительства собора Святой Екатерины вылилась в потасовку, снос ограждений на частной территории, применение силы сторонниками строительства. Формальным поводом стала установка забора на месте будущего строительства — на набережной у театра драмы. Это событие уже получило статус федерального, негативно оценено ведущими политологами страны.

Что случилось?

С самого утра установка забора имела негативную оценку в екатеринбургском сегменте Facebook. Немногочисленные посты «храму быть» были незаметны на фоне массовой публикации фотографий с комментариями недовольных пользователей. Ближе к середине дня стали появляться призывы выйти на прогулку в сквер: погода располагала — в Екатеринбурге несколько дней воздух теплее +20 градусов, а уже на вторник обещаны дожди и похолодание.

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

Поначалу акция выглядела мирной — жители пели, гуляли, отдыхали на газоне

Фото: Анна Майорова © URA.RU
 

В 19 часов группы горожан действительно просто гуляли по парку, затем появились первые пикетеры, а затем и организаторы толпы — начались кричалки и «обнимашки сквера». Тогда же активисты стали водить по забору металлическими предметами, издавая давящие, неприятные звуки.

В один момент забор рухнул — горожане кинулись внутрь и окружили охрану — пели песни, водили хороводы, звали мэра Екатеринбурга Александра Высокинского. Охрана дождалась подкрепления и силой взяла реванш — им помогли спортсмены, в том числе из Академии РМК.

 

 
 

Главный редактор «Эха Москвы» в Екатеринбурге Максим Путинцев в беседе с «URA.RU» сказал, что протест был неизбежен. «После того, как появился забор, произошла стихийная самоорганизация горожан — оперативно и массово. Думаю, на акции было около тысячи человек, даже полторы. Причем люди были разных возрастов. Многие из них обращали внимание на то, что забор появился ночью, и отмечали, что добрые дела под покровом ночи не делаются, — сказал „URA.RU“ Максим Путинцев. — Представители власти должны брать ответственность и выходить к людям, отвечать на их вопросы. Сегодня мы увидели, что пока таких нет — это примета времени».

Можно ли было предсказать протест?

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

Екатерина Куземка изначально была против даты, выбранной для закладки первого камня

READ  Результаты выборов президента Украины 2019: Зеленский набирает рекордное количество голосов

Фото: Анна Майорова © URA.RU
 

Общественный взрыв, со всеми вытекающими последствиями, был прогнозируем. Именно поэтому к строительству начали готовиться не сразу после Пасхи (28 апреля), а только по завершении майских каникул. Замглавы Екатеринбурга по вопросам внутренней политики Екатерина Куземка призналась «URA.RU», что была против строительства в период праздников — в это время у горожан много свободного времени.

«Горожанам в это время хочется погулять, а когда большое количество людей собирается в одном месте, это становится небезопасно для них самих — многие из нас изучали психологию масс. Не нужно торопиться, нужно думать не только о строительстве храма, но и том, какие последствия это может вызвать», — сказала Куземка.

Как понедельничная акция скажется на строительстве?

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

В Фонде Святой Екатерины обещают, что строительство продолжится

Фото: Официальный сайт Министерства строительства и развития инфраструктуры Свердловской области
 

В Фонде Святой Екатерины, созданном группой бизнесменов для популяризации строительства, уверены, что строительство храма уже не остановить. Директор организации Александр Андреев в беседе с «URA.RU» оценил сегодняшние действия активистов как незаконные.

«Мы прошли все требуемые законом процедуры: были утверждение проекта градсоветом, общественные слушания, мы получили разрешение на строительство. Сейчас мы в этой логике начали подготовку к стройке, для чего был возведен забор. Следующий наш шаг — возведение самого храма. И он будет возводиться, ведь есть определенные сроки, и к 300-летию мы обязательно сделаем городу красивый и заслуженный подарок», — сказал Андреев.

В пользу сторонников строительства говорит численное преимущество. На мартовском молебне было более 8 тыс. верующих, пасхальную службу на месте будущего строительства посетило более 20 тыс. человек.

А как же мнение людей, которые против храма?

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

Собеседники «URA.RU» уверены — протест продолжится

Фото: Анна Майорова © URA.RU
 

Ответ на этот вопрос на своей странице в Facebook дает ведущий ОТВ Евгений Енин, указывающий, что люди лучше бы ходили на выборы. «Вот еще прекрасное с антихрамических просторов: „Нас не уважают, те, которых мы не выбирали“. Секундочку, а не выбирали, потому что голосовали за других? Ну, кто-то проигрывает, кто-то выигрывает, это демократия, детка. Или не выбирали, потому что не ходили на выборы? Тогда это вообще прекрасно: жопу оторвать один раз в пять лет не можем, но требуем».

Читайте также:   Американский неофашизм: «Троянский конь» и санкционный «гуманизм»

READ  «Жрать, Спать, Ржать!» — технологии разлекательной индустрии

В том, что горожане заранее не делали законных шагов, чтобы предотвратить конфликт, а ловили на этой истории «хайп», уверен и екатеринбургский адвокат Иван Кадочников: «Все это будет продолжаться, пока не прольется кровь. И мне будет жалко протестующих людей — это будет их вина. Первые играют по правилам, вторые играют без правил — это анархия и путь в никуда. И когда будет команда „фас“, мало не покажется. И меня расстраивает, что есть те, кто ведет людей вот так на убой — легко обратить внимание на этих крайне активных людей».

Протест продержится?

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

Активисты уносили с «поля боя» трофеи, например, таблички

Фото: Наталья Чернохатова © URA.RU
 

Директор сети городских порталов Ринат Низамов работал на митинге с его начала и до конца, стал свидетелем столкновения активистов с охраной, пытался повлиять на бойцов. В разговоре с «URA.RU» он выразил уверенность, что противники храма не сдадутся после первой стычки с охраной строительства.

«Страшно, что до сих пор к протестующим, которых били, толкали и просто ломали, не вышли никакие представители власти — ни мэр, ни губернатор, ни начальник полиции. Полиция спряталась за оцеплением, стоит на одной территории с людьми, которые ломали протестующих, и никаких комментариев не дает. Люди не собираются расходиться, равно как и те головорезы, которые устроили этот беспредел в самом центре города», — сказал «URA.RU» Низамов, находясь в сквере.

И что тогда?

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

Пирогов считает, что стороны будут зеркалить акции своих противников

Фото: Анна Майорова © URA.RU
 

Сторонники строительства храма будут «зеркалить» акции противников, как они это уже делали, уверен екатеринбургский политолог Александр Пирогов. «Обе стороны каждый раз осмысляют свои действия и пытаются предугадать действия противной стороны, — говорит он. — На сегодняшние действия сторонники храма точно будут отвечать, вопрос лишь, в какой форме? Либо противопоставят сторонников, либо, наоборот, исключат их, если у кого-то хватит мозгов — дойти до этой простой мысли, что не надо разжигать, подкладывая бревна в костер. Или могут оградить место строительства железобетонными конструкциями, которые так просто не „возьмешь“. Либо совместят одно с другим, но то, что какая-то реакция последует, это точно».

Можно ли всем успокоиться?

Сторонам вряд ли удастся договориться, считает журналист Иннокентий Шеремет. По его словам, в Екатеринбурге сложилась своеобразная каста провокаторов, которая работает «не первый год». «Но я бы не всех, кто там сегодня собрался, свалил забор и водит хороводы, назвал кастой провокаторов. По хайпу молодежь набежала, погода хорошая», — пояснил Шеремет в разговоре с «URA.RU».

READ  Девушка из Австралии превратила старые снимки в сказочные картинки. Правда, сказка немного пугает

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

Успокоить сторонников и противников храма вряд ли удастся

Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
 

В то же время он отметил, что на сегодняшней акции точно присутствовали «некие деятели от штаба Алексея Навального». «Православные на протяжении последних девяти лет проявили себя как договороспособная аудитория, а эта протестная молодежь полностью игнорирует, что большая часть жителей Екатеринбурга — за строительство храма», — добавил журналист.

Сможет ли городская власть стать модератором конфликта?

Екатерина Куземка считает важным, что в Екатеринбурге нет ни одного канонического храма, и говорит, что «в административной части города, на берегу, он был бы на своем месте». «Но также было бы хорошо, если бы на противоположной стороне пруда восстановили лодочную станцию и создали места для отдыха, танцев и прогулок», — сказала замглавы города «URA.RU», презентуя одну из возможных переговорных позиций.

Что будет после побоища в Екатеринбурге

 

Все ждут, что скажет Высокинский, но он отмалчивается

Фото: Анна Майорова © URA.RU
 

Политолог Александр Пирогов уверен, что модерировать конфликт власть уже не может, потому что раньше «самоустранилась от любой такой попытки». «О том, что все это выльется в противостояние, предупреждали давно и многие (в том числе и ваш покорный слуга), — говорит эксперт. — Сперва протест был небольшой, и, конечно, надо было сесть, обсудить его с людьми, как минимум сепарировать его — разобрать его на составные части».

Разрулить ситуацию сегодня, по мнению политолога, будет крайне непросто. «Мы понимаем, что Краснознаменная группа (когда мэр Екатеринбурга Высокинский делал заявления о ее восстановлении) была не более чем жестом для отвлечения внимания, — говорит политолог Пирогов. — Ничье внимание она не отвлекла. Люди, конечно же, ждали реакции Высокинского, но он и сказать-то здесь ничего не может. Есть крупный бизнес, есть губернатор, есть люди, которые приняли это решение и его продавили. Высокинский из этой схемы исключен, поэтому он — заложник ситуации: он совершенно беспомощен, сказать ему нечего, а если бы и было что, его слово ничего не изменит, потому что договоренности были на других уровнях».